Народный политолог: Чтоб сказку сделать пылью

Фото: без описания

Андрей ОЛИВКИН
Другие записи автора:


То, что мы задумываем, никогда не совпадает с тем, что получаем. В кои-то веки решишь обои переклеить, купишь в магазине, дома развернешь — не то. Вызовешь электрика на субботу, так раньше среды он не заявится. В политике и эко­номике областного значения это вообще в порядке вещей. За­хотят ФОК построить, а получается ангар для хранения сетки рабицы. Выберут сити-менеджером крепкого хозяйственника кристальной честности, а потом разыскивают его по всему миру. Хочется как лучше, а получается как у Черномырдина.



Дорога к Аэропорту

СМИ сообщают, что к новому аэропорту Саратова близ села Сабуровки построят две авто­мобильные дороги. Одна будет платной, другая бесплатной. Платная вроде как немного длин­нее, но, конечно, будет ровнее, а иначе зачем ее строить. Бес­платная будет такой, как все саратовские дороги. То есть без конца убиваема и латаема. Это подсказывает элементарный жи­тейский опыт. Ну кто же станет ездить за деньги, если не будет никакой разницы?

Поначалу, конечно, про до­рогу вообще забыли. Такое дело затевалось — аэропорт в чистом поле! Медведев этому порадовал­ся. Местные тоже возгордились. Но потом пришло понимание, что до чистого поля надо как-то до­бираться. Что предложили? Ско­ростной трамвай. У нас всегда его предлагают, когда не знают, как поступить. Трубу прорвало, уро­жай сгорел, чиновник на взятке засыпался — вот пустим трамвай, и всё наладится.

На пару месяцев тему закры­ли, но затем снова кто-то спро­сил: как прилетевшие будут попадать в Саратов? И вот тут возникла тема с платной дорогой. Полагаю, построят её несколько быстрее, чем бесплатную. Лет на пять. Потому что обязательно забудут конкурс провести, а если не забудут, то аукцион объявят несостоявшимся, зима неожидан­но наступит. Ну, вы сами знаете, что они обычно говорят, когда нужно оправдаться.

Обидно другое. Один раз мы отдаем деньги на российские дороги, когда платим транспор­тный налог, второй — когда оп­лачиваем акциз на бензин. И вот теперь, чтобы доехать из Сарато­ва до аэропорта, придется запла­тить третий раз. Больше скажу, не покидает ощущение, что сей­час они думают, как бы с нас и в четвертый раз содрать копейку. Например, введя отдельную пла­ту за вхождение в повороты или амортизацию шлагбаума на же­лезнодорожном переезде. Черт, вот кто меня за язык тянул!

Чисто русская комедия

В Саратове полным ходом идет оптимизация очага культуры под названием Театр русской коме­дии. Объявили же, что надо всем ужиматься. И тут министр куль­туры области обратила свой взор на творческие коллективы.

Комедия в том, что в Теат­ре русской комедии сокращают девять ставок, включая ставку режиссера. Это, напомню това­рищам с Московской, 72, чело­век, который спектакли ставит, а не одежду в гардеробе выдает. У тех тетенек тоже работа твор­ческая, но тут всё-таки умения нужно побольше. В частности, кричать «Не верю!» и хвататься за голову.

С другой стороны, правы гос­пода сокращающие. Везде раз­велось дармоедов… В тех же оркестрах. Ладно, например, гражданин со скрипкой, он хоть из неё звуки извлекает. Да, не всегда приятные, но всё же! А бывает, придет какой-нибудь ин­дюк напомаженный и давай па­лочкой размахивать. Ну кто так не сможет?! Ясно же, что если сокращать, то его — в первую очередь.

Или вот придешь на балет, а никто не поет. Меж тем в штате театра полно каких-то теноров и тенорих. Вот зачем они?

Правильно, товарищи чинов­ники! Искусство должно быть понятно народу. Потому что уся­дешься иной раз в зрительном зале, а они давай на сцене фоку­сы показывать. Вот шарик в руке есть, а вот его нет. К чему эти на­меки на то, как власть осваивает областной бюджет? Зачем нам социальное напряжение накану­не выборов? Тут вам не хиханьки, тут вопрос политический.

Чувство долга

За январь государственный долг Саратовской области вырос почти до 52 млрд. рублей. То есть прибавилось ещё полтора мил­лиарда. На фоне общей суммы — сущий пустяк. Был бы сейчас Ипатов губернатором, в облдуме немедленно провели бы депутат­ские слушания, на которых не оставили бы от его кабинета ми­нистров камня на камне.

Но главой региона сейчас ра­ботает другой человек — фигура консолидационная и народная. Потому даже бывшие чиновники в своих комментариях макси­мально доброжелательны. Не от хорошей жизни, мол, мы продол­жаем занимать! Это так бывший министр экономики Александр Степанов сказал.

Подумалось: вот какие слова нужно взять на вооружение фи­зическим лицам, набравшим в своё время кредитов и теперь не способным по ним расплатиться! Надо брать новые кредиты со словами: «Не от хорошей жизни это делаем!» В противном случае ссылаться на то, что вы сейчас работаете над переводом бан­ковских кредитов в бюджетные.

Должно сработать. Потому что у саратовских чиновников это работает. По крайней мере, я не могу себе вообразить, что представители коллекторских агентств однажды придут и ис­пишут Московскую, 72 нехо­рошими фразами типа «Губер, отдай долги!»

Чума или холера?

На заседании в Общественной палате очень нужный её член, Сергей Утц, рассказал древнюю историю из жизни Саратова. Мол, в стародавние времена один сту­дент из Дагестана разбил колбу с микробами и выбросил её на улицу вместе с платочком, которым протер стол. И разразилась тогда локальная вспышка не то холеры, не то чумы. И даже солдаты стояли в оцеплении по периметру почему-то Детского парка. Видимо, очень маленький микроб был.

Почему так поступил дагеста­нец? Да потому, что в отпуск со­бирался, а тут колбу не удержал в руках. Скажи он об этом куда следует, запаковали бы его в ка­рантин на три недели, и плакал тогда его отдых.

И задался Сергей Рудольфо­вич вопросом: а что же сегод­ня? Вдруг и сейчас в одном из наших бацилльных институтов работает какой-нибудь китаец, который уже разлил маслица, то есть пробирочку, но очень при этом хочет свинтить в отпуск? Ведь он же никому ничего не скажет, а нам тут жить и Детский парк оцеплять.

Вот знает член палаты, как у нас всё устроено и какая секрет­ность кругом. Одна из доплат в областном правительстве чинов­никам высокого уровня так и на­зывается — за секретность. Что это такое? А вот, например, вы знаете, что не меньше пяти че­ловек скончались этой зимой от свиного гриппа (врачи знакомые у всех есть), но официальная статистика уверяет, что таких на всю область было буквально два—три человека. Министрам правда известна, но чтоб эта правда в широкие массы не уте­кала, им за то и приплачивают.

Тут в другом дело. Получается, что сегодня ни в чем нельзя быть уверенным. Говорят нам одно, а в действительности всё иначе. Даже те, кто перед нами высту­пают, завтра могут оказаться кем угодно. Я уже приводил в качес­тве примера флоридского сити-менеджера. Но ведь пройдут годы, и про любого саратовско­го общественника могут сказать, что это не человек был, а какая-нибудь чепуха из пробирки.

Пошел в яму

Всякое бывало в Саратове: проваливались под землю ноги, уходили колеса, ломались каблу­ки и автомобильные подвески. В понедельник на Большой Затонской в дорожную яму ушел целый автомобиль, и это, несомненно, новая страница в жизни облас­тного центра, открывающая но­вые перспективы.

Публикация в тему
Дороги «столицы Поволжья» как национальное бедствие Состояние дорог в Саратове это не проблема. Это — катастрофа. Это — национальное бедствие, если так можно сказать о дорогах столицы одного отдельно взятого субъекта федерации. Состояние дорог в Саратове таково, что здесь пора говорить о гуманитарной катастрофе и просить не об отставке правительства, а о гуманитарной помощи, слава Богу, не в виде продовольствия или медикаментов, а в виде качественной асфальтовой смеси, техники и высококвалифицированных специалистов. Пока местные власти не осознают, что речь идет о гуманитарной катастрофе, ни о каком ремонте дорог не может быть и речи по той простой причине, что власти с этой проблемой не смогли справиться в течение двух последний десятилетий.

Кто знает, не прочитаем ли мы завтра о том, что под землю ушел целый квартал или улица? Был, скажем, проспект Энтузиастов, и нет его больше. Была улица Рахова, а теперь на её месте самая глубокая в Европе расщелина, куда спускаются спелеологи.

Это всегда будоражит кровь, когда случается новый прорыв. Выбежать на стометровке из де­сяти секунд, прыгнуть в длину дальше девяти метров. Почет и уважение спортсменам-пер­вопроходцам обеспечен. Обес­печен он и Саратову, в кото­ром можно уехать под землю по самый багажник.

В прошлом году шутники раз­рисовали яму на улице Сакко и Ванцетти, обрамив её вполне узнаваемой физиономией. По­лучилось, что яма стала ртом. И все смеялись. Дескать, остроумно. Хотя художника дерга­ли в органы, требовали от него объяснений.

Здесь ситуация несколько иная. Очень уж глубокий провал образовался на Большой Затонской. Тут не рот, тут если рисо­вать, то что-то другое напраши­вается. Вот только, боюсь, с этой стороны ни одного чиновника бу­дет не узнать. Широкая публика в этом ракурсе их не знает.



Социальные сети:

Нравится


Оставить комментарий или два

© 2010 — 2017 Новости Саратовской области — пролетарский ВЗГЛЯД. All rights reserved.